РИМСКИЙ ИМПЕРАТОР АДРИАН, САМЫЙ ГУМАННЫЙ И САМЫЙ ЖЕСТОКИЙ

Новости путешествия

Римский император Адриан (начало второго века н. э.) вошёл в историю как самый гуманный и одновременно жестокий правитель Римской империи.
Получив титул после смерти императора Траяна, отличившегося увеличением римской империи от Британии до Месопотамии, Адриан, заключив мир со всеми враждующими сторонами, занялся строительством новых морских портов и гаваней, театров, библиотек и храмов по всей территории империи, самолично инспектировал всю работу, далее он структурировал власть сената и юстиции, образовав первое подобие министерства. Обладая невероятной проницательностью, Адриан подобрал на руководящие посты мудрых и толковых специалистов, организовав работу правительства, как безотказного механизма, позволяющего Адриану много времени отсутствовать в Риме, наслаждаясь путешествиями, а также изучением и инспекцией провинций империи.
Он был щедр на подарки, прощения долгов и другие милости. Но в то же время следил за строгой дисциплиной в армии и практиковал суровый образ жизни. Адриан изучал медицину, философию, юриспруденцию, военное дело, ораторское искусство, его библиотека насчитывала более 30 000 книг на греческом и латинском языках. Он занимался архитектурой, скульптурой, рисовал, писал книги на греческом и латинском языках, стихами и прозой, хотел быть мастером во всех военных и мирных делах, во всех занятиях и царей и простых граждан.
Рождённый в Испании, Адриан преклонялся перед греческой культурой и искусством, где часто воспевали культ тела и однополую любовь. Не смотря на то, что он был женат на племяннице предыдущего императора, Адриан воспылал необыкновенными нежными чувствами к юному греческому рабу Антиною, который и вправду был хорош собой, и сопровождал императора повсюду, что в те времена рассматривалось не как преступление, а как некая шалость. Но, возле Александрии Антиной утонул в водах Нила, принёся себя в жертву в культовом обряде, не дожив до своего девятнадцатилетия.
Горе императора было так велико, что он решил обожествить своего раба, назвать его именем город, где ежегодно в его честь проводились спортивные мероприятия, изваял более 5000 статуй, некоторые из них возил с собой до последнего момента своей жизни, увековечив память возлюбленного. Даже не гнушался странными ритуалами, пытаясь одушевить статуи Антиноя. Присвоил его имя новому созвездию и любовался им в ночной тиши. Вот такая вот история.
Может это не понравилось христианам, или стечение обстоятельств столкнуло императора с новым религиозным движением, где Адриан, забыв про свой гуманизм, проявил жестокость, казнив Веру, Надежду и Любовь — трех дочерей Софии, отказавшихся отречься от христианства. Также с особенной ожесточенностью подавил еврейское восстание, после чего, в своих мемуарах он раскаивался в том, что не смог договориться, просмотрел, не увидел или не обратил внимание на назревающий конфликт.
Уже больным и почти без сил провел он последние годы в своей вилле у подножия Тиволи, которая раскинулась на 300 га, и была построена по его личному проекту. Только площадь построек насчитывает более одного километра. К камню, которому прикасались руки мастеров и самого императора, коснутся и руки потомков, которые ещё не родились в это время. Так, по мнению Адриана можно воспроизвести вечность. Каждому участку виллы он присвоил имя красивых городов и поместий, где он путешествовал, окружив таким образом себя напоминания и о своих любимым местах. Похоронен в замке Святого Анжело, который строил себе как мавзолей в Риме.
Сокровища виллы Адриана были вывезены в музеи и частные коллекции, были разграблены жителями Тиволи на стройматериалы, герцог Эсте вывез целые фрагменты на свою виллу Эсте в Тиволи, но тем не менее она не перестаёт очаровывать прекрасным расположением и завораживает маштабами застроек.
Сейчас жители Рима и Тиволи с удовольствием отдыхают на территории виллы Адриано, приезжая с детьми и собаками, устраиваясь на газонах на пикник, наслаждаясь первым весенним теплом.
“Думаю, что вся философия мира не в силах отменить рабство; самое большее, что можно сделать, – это по-другому назвать его. Я вполне могу представить себе иные, чем наши, формы порабощения, куда худшие в силу своей большей завуалированности. Либо людей превратят в тупые, довольные своим существованием машины и они станут считать себя свободными, тогда как они полностью порабощены, либо у них сумеют развить, помимо обычных человеческих наклонностей, всепоглощающую страсть к работе, столь же неистовую, как тяга к войне у некоторых варварских племен.”
” Мой идеал был заключен в слове «красота», чье значение так трудно определить, несмотря на очевидные свидетельства наших чувств и наших глаз. Я ощущал себя ответственным за красоту мира. Я хотел, чтобы города были прекрасны, овеваемы свежим воздухом, орошены прозрачными водами, населены человеческими существами, чьи тела не обезображены печатью рабства и нищеты или грубым высокомерием роскоши; я хотел, чтобы ученики звучными голосами заучивали свои уроки, свободные от школярских нелепостей; чтобы в движениях женщин, хлопочущих у семейного очага, ощущалось материнское достоинство и исполненный мощи покой; чтобы гимнасии посещались молодыми людьми, понимающими толк в искусствах и играх; чтобы в садах произрастали прекрасные плоды, а поля приносили щедрые урожаи. Я хотел, чтобы необъятное величие Римской империи осеняло без исключения всех, присутствуя всюду неощутимо и непреложно, как небесная музыка; чтобы самый смиренный странник мог переезжать из страны в страну, с континента на континент без стеснительных формальностей, не подвергаясь опасностям, уверенный в том, что он всюду встретит необходимый минимум законности и культуры; чтобы солдаты продолжали свою вечную пиррихийскую пляску у наших границ; чтобы все действовало без помех – и мастерские, и храмы; чтобы море бороздили великолепные корабли, а по дорогам одна за другою бежали упряжки; чтобы в мире, подчиненном стройному порядку, нашлось место и философам, и танцорам. Этот довольно скромный идеал был бы легко достижим, если бы люди употребили для его воплощения часть той энергии, которую они тратят на дела нелепые или жестокие”
Цитаты из ” Мемуаров Адриана”−—

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.